• Накануне 8 марта корреспондент ПМК «Непокорённых» взяла интервью у заслуженной артистки  РФ Галины Бокашевской

    В жизни у каждого человека случаются разные события. Из них чаще всего именно радостные самые неожиданные. Наверное, нам никогда не удастся узнать или предугадать, что с нами случится через неделю, месяц, год… Кто-то встретит свою любовь, как обещает время от времени реклама Wi-fi в метро. Иногда ты можешь неожиданно столкнуться с человеком, с которым никогда не предполагал оказаться рядом.

    Так случилось и со мной. Воскресным зимним утром волей случая мы встретились с замечательной артисткой Галиной Бокашевской и долго разговаривали о кино и театре, об актерской профессии и курьезах на съемочной площадке, об искусстве и любви…

    – Как проходило ваше становление как актрисы?

    –Поначалу я отказывалась от многих ролей, потому что хотела в кино войти с большой ролью. Снимали фильм «Барабаниада». И когда режиссер Овчаров меня утвердил, я спросила: «А что я должна делать»? Он мне ответил: «Сексуально есть сосиски»…

    Я сделала все, чтобы не прийти на съемки. И я заболела, по-настоящему заболела. Настолько переживала, что у меня поднялась температура – хотя бы не соврала. Этого эпизода не было в кино, никто не пошел это играть.

    – Зато потом была главная роль в фильме «Тоталитарный роман»?

    – Я десять лет ждала эту роль! Не просто ждала, отказываясь от ролей «проходящих». Говорила: «Нет, вот должна быть, должна быть…». Помню даже еще два предложения на главную роль, но я опять-таки по идейным соображениям отказалась.
    Я тогда работала в Молодежном театре у Семена Спивака, был 1993 год.  Август месяц, я была на даче. И мне мама с папой говорят: «Дочка, затопи баню», – а сами поехали купаться куда-то на канал. Чему я удивилась! Начала топить баню, ношу дрова и смотрю: к нам на баню села сорока. Молоденькая, яркая сорока. И я очень близко к ней подхожу, подкладывая дрова, а она все сидит. И я настолько была поглощена этим зрелищем, что не заметила, что из трубы огонь уже идет! В этот момент приезжают мама с папой на машине, и папа побежал скорее это тушить. А я как завороженная стою… И мама говорит: «Доченька, поезжай-ка ты в город, тебя ждет очень большое событие». Кстати, а ведь это очень символично. Потому что фамилия режиссера – Сорокин.

    Это была суббота, и в понедельник мне зачем-то нужно было уехать по своим делам. Приезжаю домой, открываю дверь, а там надрывается телефон – звонит Светлана Ивановна с Ленфильма и говорит: «Галя! Где вы ходите? Я вам всю неделю звоню! Пробы на главную роль!».

    – Знаю, что был очень длительный кастинг на эту роль. Чем же вы смогли «зацепить» режиссера, как по-вашему?

    – Пришла в короткой юбке. Захожу – Сорокин видит меня и вдруг по-украински начинает со мной разговаривать:

    – Хто це?
    Я думаю, ну вообще, наглость такая… И тут же отвечаю:
    – Тю! То Галю прийшла.
    Он заулыбался и стал убирать чашки:
    – Ой, треба убрати.
    – Зараз я вам допоможу!

    Он очень внимательно на меня посмотрел, и я поняла, что уже прошла самый главный конкурс. Ему было важно, пойду ли я контакт, заговори он там на китайском, французском. Самое главное – взаимопонимание.

    – А какой из моментов на пробных съемках Вам особенно запомнился?

    – Помню, у нас было три разных отрывка. И даже в фильме это одна вторая от того, как было на пробах. Сцена допроса в кабинете милиции была такой страшной… Потому что, когда Саша Лыков, играющий милиционера, на меня рявкнул, я взяла стакан и он у меня почти хрустнул – так он у меня бился о зубы. Я просто почувствовала, что такое 37 год. Что такое допрос. И уже даже когда я приехала домой, меня все равно трясло. Я поняла, какой ужас испытывали люди.

    – А может ли роль, которую исполняет актер, как-то влиять на него?

    – Есть школа представления, а есть школа переживания. Я – яркий представитель школы переживания Станиславского, иду все время по очень тонкой грани, когда вхожу в роль. Я не играю, а живу. Все роли так или иначе царапают мою личную жизнь, «проходят» у меня по судьбе. Параллельно, в той или иной степени. Боюсь играть то, что как-то связано со смертями, и отказываюсь от таких ролей. Вот сейчас, например, принимаю участие в сериале «Чужая». И стала очень сердитая, что соответствует характеру моего персонажа. Когда снималась в сериале «Слово женщине», там моя героиня была смертельно больна онкологией. Но я уговорила режиссера и сценаристов, чтобы она осталась жива! И уговорила внести тему христианства. А по телефону сказала, что подпишу договор только тогда, когда мне скажут, что точно введут эти эпизоды.

    Вот тоталитарный роман, мы снимали его четыре с половиной года. Потому что не было денег. Это очень много и долго. Это надо было не потерять веры, остаться в одном весе, с одними мозгами. Я не могла позволить, что тут моя героиня такая, а через четыре года другая. Я взрослела, но моя героиня не имела права. Я должна была помнить, что в какой момент внутреннего монолога я ее бросила. Я вела дневник, и когда начинались съемки, открывала, вспоминала и туда прыгала.

    – А вы сейчас живете в Москве?

    – Нет. В поезде. Я живу здесь, в Петербурге. Снимаю жилье в Москве. Работаю там пятый год, в театре у Сергея Безрукова. Я нашла свой театр. Нашла человека, который меня понимает, которому я доверяю. С которым не надо спорить, потому что есть взаимопонимание.

    Вот сейчас снова из Петербурга уезжаю, Толстого будем репетировать. И, конечно, буду больше в Москве. Почему я люблю свой город и не хочу ему изменять? Потому что прав был Пушкин: «Служенье муз не терпит суеты». Меня мой город подпитывает, я отдыхаю. Москва живет в бешеном ритме, она практически тебя втягивает.

    – Когда вы снимались в сериале «Танго втроем», вы заинтересовались Латинской Америкой. Чем она так привлекла?

    – Мы туда поехали, уже скучая по России, зная, что едем на шесть месяцев. Самое смешное, что все взяли ноутбуки с фильмами советского периода и, что скрывал каждый, мультики! Это было так забавно. «Ну, погоди!» был практически у всех. Сначала мы знакомились со страной. Она удивительная. Это страна детей, эмигрантов. Видно, там как-то договорились: никто никого не будет обижать, жить все будем в мире. И вот что они придумали: взяли у индейцев привычку, традицию пить мате. Что такое мате: берут сушеную тыкву, туда траву. Как индейцы курили трубку мира, а женщинам что? Трава – лепестки дикой розы, солома. И начали пить, пуская по кругу, согревая руки о тыкву. Когда вода заканчивается, тут же подливают и снова передают по кругу. Кофе они не пьют, только мате.

    Утро начинается с поцелуев. Вся страна просыпается, целуется и обнимается. Подходят к тебе, целуют тебя – обязательно – и говорят: «Привет. Как дела, все хорошо?» И ты обязан сказать: «Да, все хорошо». Это очень добрая страна.

    – С кем у Вас самые теплые отношения из актеров, режиссеров?

    – С Сорокиным мы общаемся по сей день. Мы друг друга поздравляем, интересуемся жизнями друг друга. Я приглашаю его на премьеры в Петербурге. Мы будто пожизненно связаны, с момента съемок «Тоталитарного романа». Со Светланой Крючковой, Ольгой Волковой, с Сережей Юшкевичем у меня очень теплая дружба. Бываю у него в театре, в гостях. Еще с Зоечкой Буряк, с ней мы отработали пять лет, играли двух родных сестер.

    В театре – Карина Андоленко. В спектакле «Нашла коса на камень» играет мою дочку.  Анна Цанг, с которой вместе снимаем квартиру и вместе прошли конкурс на «Свадьбу Кречинского». По шесть человек было на роль – и отобрали. Теперь и репетируем тоже вместе!

    И еще вот что заметила: когда актеры играют родственные между собой роли, то и сами как-то роднятся. Очень хорошим приятелем стал Александр Тютин – также «Свадьба Кречинского». А сейчас, как чувствую, проникнусь семейными чувствами к Борису Галкину, потому что он играет моего мужа.

    – А какие у вас увлечения?

    – Ох, сейчас удивлю! В детстве было хобби собирать открытки с видом пейзажей, но их сложно собирать, потому что только в Прибалтике можно было купить открытку с Прибалтикой, на Украине – Украину и так далее… Я поняла, что очень люблю природу, и вдруг, практически не умея рисовать, я накупила гуаши, акварели, масла и стала рисовать. За работы маслом мне Андрей Федорцов сказал: «Галя, любые деньги отдам!» И чем больше он меня уговаривал, тем сильнее я понимала, что ни за какие деньги свои работы не отдам. А на просьбу сделать копию тоже отказала, потому что как можно сделать копию той картины, которую писал всю неделю? Ну как?

    Шесть лет назад стала делать картины из шерсти. Однажды увидела в гостях и после этого ездила по всем магазинам в поисках материала для совершенно новых работ. Ничего не умела, отщипывала по кусочкам и набрасывала на холст, как мазки.  Кончилось моей персональной выставкой! С этой выставкой я ездила на Дальний Восток. И закрытие выставки отложили, потому что народу нравилось!

    Кстати, после Латинской Америки у меня были фотовыставки. На Урале, в Доме кино в Москве… Я фотографировала, как сумасшедшая. Это была Аргентина моими глазами.

    – Чего в жизни нельзя делать, несмотря ни на какие обстоятельства?

    – Предавать. Предавать свою мечту. Например, я решила стать актрисой, и у меня столько было искушений! Были такие времена, когда нечего было есть, когда еда выдавалась по талонам. Я покупала йогурт ребенку, как самое дорогое пирожное. Многие из профессии ушли в бизнес. Но профессия не простила. Если бы я снималась в каких-нибудь маленьких эпизодиках, до «Тоталитарного романа» я бы не дошла. Если не предавать, награда придет.

    Галина Бокашевская – обладательница призов и наград за лучшую женскую роль, лауреат премии в номинации «Надежда года». За большие профессиональные достижения и самоотверженную общественную деятельность Галина в начале двухтысячных (2001 год) в течение года получала стипендию Президента Российской Федерации Владимира Путина. Воплощенные ею образы женщин-героинь заставляют ими восхищаться, наслаждаться, брать с них пример.
    Галина Бокашевская – это та актриса, которая уважает свое актерское и природное «я» и которая никогда не пойдет на то, что противоречит ее убеждениям. Глядя фильмы с ее участием, наблюдая за тем, как она проживает жизнь своей героини вместе с ней же, вдруг замечаешь, что сопереживаешь ей и разделяешь те же ощущения: грусть и радость, волнение, тревогу…

    Мы провели в беседе полтора часа, а у меня сложилось такое впечатление, будто я побывала и в Аргентине, и на съемках «Тоталитарного романа», и в театре Безрукова, и даже увидела ту самую молодую сороку – предвестницу такого прецедента, которое окажется настоящей сенсацией и разбудит актеров на следующий день популярными. 

    Читающие это здесь и сейчас, вне зависимости от времени, места и прочих обстоятельств! Цените каждое мгновение! Именно оно дает вам бесценный опыт и возможность усвоить его по-своему, по-настоящему, пусть где-то и придется нелегко и неудобно. Но нет ничего невозможного. Доверьтесь себе, наступившему случаю и побуждениям души. 

    Текст: Елена Шипилова
    Фото: Новости Калининского района Санкт-Петербурга
    Разделы: Новости
26 27 28 29 30 1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
31 1 2 3 4 5 6