• Образованное население российских городов традиционно интересуется большой политикой, мировыми новостями, в то же время многих из этих активных граждан просто не затащить на собрание по выбору управляющей компании в своем же доме или на муниципальные выборы.

    Аналогично мы относимся и к многим другим проблемам, например, к миграции: всем есть что сказать по поводу миграционного кризиса в ЕС, но у большинства нет четкой позиции по поводу мигрантов, приезжающих в Россию. С одной стороны – без них уже трудно обойтись в коммунальном хозяйстве, на стройках, с другой – от них по-прежнему много проблем. С чем связаны эти парадоксы? И где нам взять здоровый «местный патриотизм», уважение к местному самоуправлению, понимание, что именно от местных жителей, их активности зависит качество жизни в нашем доме, квартале, районе? На эти и другие вопросы нам отвечает известный писатель, публицист и политолог Николай Стариков.

    – Каковы, на ваш взгляд, роль и перспективы местного самоуправления – в Петербурге и в стране? Почему выборы в низовые органы власти не пользуются успехом у граждан?

    – В первую очередь я бы отметил, что в масштабе страны самоуправление в России работает. Первый, самый высокий его уровень – выборы президента РФ. Все граждане выбирают высшее должностное лицо, наделяя его полномочиями, поддерживая ту линию развития страны, которую он выдвигает. Средний уровень – это выборы законодательных собраний регионов, городов. Активность на этих уровнях самоуправления достаточно велика. Но что касается самой приближенной к земле власти – муниципальной, то ее выборы, действительно, пользуются наименьшей популярностью. Люди не считают их достаточно значимыми – это ведь не главу государства выбирать.
    Есть определенные исторические причины такого поведения, и с ними нужно считаться. У нас, как я не раз говорил, монархический тип мышления, которой не изменился и в советский период. Земское самоуправление появилось в Российской империи только в ходе реформ Александра Второго, оно не успело стать традицией, привычкой. Ведь и до этого, и после – в двадцатом веке, власти всех уровней – от секретарей обкомов до председателей сельсоветов, назначались сверху.

    Сейчас я бы отметил две тенденции. Одной части граждан по-прежнему удобно, когда мудрое высшее руководство само сформирует органы местной власти, считается, что кого попало руководить, не поставят. Но у другой части с каждым годом растет интерес к местному самоуправлению, понимание, что если они сами не принимают решения касательно обустройства места жительства, то это за них делает кто-то другой. И когда такие люди берут власть на местах в свои руки – избираясь в муниципальные депутаты или активно с ними работая, застарелые проблемы начинают решаться прямо на глазах: наши дворы, скверы, город становятся чище, комфортней, безопасней. Хорошо зная ситуацию во многих муниципалитетах, я вижу, как идет переток пассивной части избирателей в активную.

    Но, повторю, нужно с уважением относиться к традициям, менталитету народа и не пытаться ускорить, даже из благих побуждений, процессы, на которые требуется время. Взять, к примеру, кавказские республики: мы понимаем, что там выборы их глав не могут проходить так же, как губернаторов российских регионов. И в некоторых республиках главу выбирает не население, а парламент, потому что там привыкли доверять мнению не простого большинства, а уважаемых людей, голос которых имеет вес. Таков менталитет. Какой смысл все это менять, если система работает? На мой взгляд, и в России выборы губернаторов – пустая трата денег, губернатор – чиновник в системе исполнительной власти, поэтому он должен назначаться. Демократия не является универсальным рецептом.

    – Так как же быть с системой местного самоуправления – оставить все как есть?


    – На это нет однозначного ответа, но я бы избегал резких шагов. Пока нет концепции реформы местного самоуправления, которая показалась бы мне полностью разумной. И наше самоуправление имеет запас времени, чтобы наполниться смыслом, содержание, стать фундаментом пирамиды власти.

    Повторю, желательно обойтись без реформ ради реформ, которых и так хватает с избытком, при этом не было ни одной успешной. Реформа системы образования эту систему сделала только хуже. Чубайсовская реформа энергетики привела к появлению в некоторых отраслях запредельных, по сути запретительных тарифов, из-за которых невыгодно заниматься производством на территории нашей страны. В результате главной реформы России – приватизации, появились новые «норильские никели» или «кировские заводы»?

    Нет, положительных примеров – единицы, зато воровства целыми отраслями – сколько угодно. Поэтому, если какая-то система работает – то же самоуправление, лучше обойтись без реформ, пока не появится стопроцентно успешный проект.

    – А если его придется долго ждать?

    – Всему свое время. Россия много веков жила по своему укладу, со своими традициями и, если посмотреть, как она расширялась, жила успешно. Не может на протяжении тысячелетия существовать народ, у которого что-то неправильно. Он проиграет в конкурентной борьбе, исчезнет, растворится среди других. Поскольку с нами такого не случилось и не случится никогда, значит, нужно с уважением относиться традициям и ментальности народов, которые составляют многонациональный народ Российский Федерации.

    – Давайте перейдем ко второму феномену общественного сознания – отношению к миграции. Лично у меня оно, как и у многих, двойственное. Мигранты – это готовые рабочие, их, в отличие от наших детей, не нужно 20 лет растить, учить в школах, лечить – они для страны бесплатны. Особенно жалко, что мы не сумели удержать миллион с лишним русских жителей Украины, которые бежали к нам от войны. Но и проблем с мигрантами выше крыши, о чем мы о знаем и без Европы. Ваше мнение: нужно ли нам миграция?

    – Трудовая миграция – это неотъемлемая часть мировой финансово ориентированной экономики. Мы должны думать, какую выгоду приносят мигранты России и чем нам за это приходится платить. Миграция полезна как источник сравнительно дешевой рабочей силы. Но со временем мигранты начинают лишать рабочих мест коренное население, что мы уже наблюдаем.

    Еще один минус: приезд в страну большого количества людей, которые ментально, культурно, этнически отличаются от нас. Растет преступность, со временем могут появиться этнические анклавы. Мы же не хотим, чтобы у нас появились «тауны», в которых обособлено существовали бы мигранты одной национальности, не желающие осваивать русский язык и нормы поведения. И чтобы в этим кварталы даже полиция боялась бы заходить, как это происходит в США.

    – Но в Петербург ведь была «немецкая слобода» на Мойке, французы компактно селились на Васильевском острове. Вообще распахнул двери в Россию для иностранцев еще Петр. И все они прекрасно уживались с местным населением.

    – Потому что становились русскими – усваивали русский язык, впитывали культуру. Многие поступали в военную службу и честно исполняли долг. Но не будем путать ограниченное число людей, которые приезжали работать корабельными мастерами, пекарями, парикмахерами, гувернерами с тем потоком малограмотных мигрантов, что захлестнул сейчас Евросоюз.

    Что касается России, то у нас проблема состоит из двух частей. Первая: огромный поток людей из Средней Азии. Все они считаются сезонными рабочими, но часть из них неизбежно оседает в России. Выйдите на улицу и посмотрите, сколько у нас «гостей» из Узбекистана и Таджикистана, которые никуда не собираются уезжать, напротив, привезли сюда свои семьи, родственников.

    А вторая проблема в том, что законопослушным мигрантам из Белоруссии и Украины – в том числе вынужденным искать у нас спасения от военных действий, российские гражданство получить практически невозможно. Процедура это долгая, непонятная и издевательски организованная.

    По моему убеждению, любому представителю коренной национальности России – представителю народа, который живет в нашей стране, гражданство должно предоставляться автоматически, если, конечно, человек не в списке нежелательных лиц.

    Население же Средней Азии – не коренные народы России. Для них нужны строгие процедуры въезда, проверки на благонадежность, выезда.

    – А кто заменит гастарбайтеров? У нас и при нынешней запредельной миграции дефицит рабочей силы.

    – Уповать на дешевых мигрантов – тупиковый путь. Неквалифицированных рабочих должна заменять современная техника. Но главное – должна расти рождаемость коренного населения. Западное общество, войдя в эпоху «общества потребления» с его шкалой ценностей, проваливается в демографическую яму, последствия чего мы все видим.

    Россия столкнулась с теми же вызовами, и приняла правильные, хотя и недостаточные, на мой взгляд, меры по увеличению рождаемости. Вызывает недоумение, почему у нас дают материнский капитал за второго ребенка и не дают за третьего и последующих. Лучше бы обрезали любую другую статью бюджета, но нашли бы деньги на поддержку многодетных семей.

    – Вообще-то считается, что по много детей имеют или семьи мигрантов, или неблагополучные маргинальные пары.

    – Асоциальных семей – считанные проценты, это несущественный фактор. А деньги на третьего ребенка большинству семей крайне важны, хотя сейчас они рожают этих детей вообще ни на что не рассчитывая. Нужна и государственная программа пропаганды семейных ценностей, которые должны стоять выше ценностей общества потребления. Сейчас престижно иметь в семье вторую машину, а не второго или третьего ребенка. 

    Сегодня главной проблемой для больших семей является квартирный вопрос. Хорошая идея – выделять им участки для строительства домов, но выделяют их где-то на выселках, откуда даже при наличии дорог тяжело в ближайших город на работу ездить. Получается профанация. Я бы вообще предложил узаконить в стране «детский кредит» на приобретение жилья – за каждого ребенка часть этого кредита гасил бы бюджет. И Россия снова начнет расти – и людьми, и заселенными территориями.

    – Двумя руками за увеличение рождаемости, но стоит ли опасаться мигрантов? Российская империя всегда была многонациональной – и это шло ей на пользу, культурно и интеллектуально обогащало.

    – Расширение Российской империи шло постепенно. Когда страна в очередной раз раздвигала свои границы, в дружную семью ее народов вливался еще один, сохраняя свои культурные особенности и приобщаясь к общим.

    Что же касается миграции в Россию граждан иных государств, то, если ситуация в ЕС будет развиваться как сейчас, скоро появится большое число европейцев, которые хотели бы переселиться в Российскую Федерацию. Я не вижу в этом угрозы, европейцы нам культурно близки, к тому же, история дне раз показывала, как, пожив немного в России, они становились настоящими русскими.

    Текст: Материалы подготовлены «Агентством по работе с районными газет
    Фото: Новости Калининского района Санкт-Петербурга
    Разделы: Новости
31 1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30 1 2 3 4